Споры со страховыми компаниями

В результате пожара на открытой неохраняемой автостоянке сгорели три автомобиля. Владельцы пострадавших машин получили в отделе Роспожнадзора справки, из содержания которых следовало, что причиной пожара явилось самовозгорание автомобиля Опель Кадет из-за неисправности электропроводки моторного отсека.

Страховая компания произвела страховую выплату собственнику одного из уничтоженных пожаром автомобилей и предъявила в суд иск к Б. о взыскании выплаченного страхового возмещения в порядке суброгации, полагая, что Б. ответственен за наступление страхового случая, ведь самовозгорание именно его автомобиля стало причиной пожара.

Б. обратился за помощью к юристу, которому рассказал, что невиновен в пожаре, следил за исправностью своего автомобиля, считает причиной пожара умышленный поджег каким-то неизвестным лицом, т.к. подобные случаи в Москве в тот же период времени уже были.

В качестве представителя ответчика наш юрист ознакомился в суде с делом. Выяснилось, что материалы проверки по факту пожара, представленные органами Роспожнадзора, не содержат заключения экспертизы, и какие-либо специальные пожарно-технические исследования с целью установления источника возгорания и причины пожара по делу не проводились.

Учитывая, что ко времени предъявления иска автомобиль Опель Кадет был утилизирован, что делало невозможным назначение и проведение пожарно-технической экспертизы в рамках судебного процесса, юрист предложила использовать для защиты интересов ответчика в суде показания свидетелей – очевидцев пожара, а также письменные и устные пояснения специалиста, обладающего необходимыми профессиональными знаниями и имеющего право производства пожарно-технических и автотехнических судебных экспертиз. Пригодились также фотографии места происшествия и сгоревших авто, которые Б. сделал самостоятельно сразу после пожара. Степень и характер повреждений автомобиля Опель Кадет, зафиксированные на фотографиях, позволяли сделать вывод о том, что огонь распространялся не из моторного отсека, а от правого переднего колеса. Данное обстоятельство исключало возгорание автомобиля ввиду неисправности электропроводки и допускало возможность поджога.

Основываясь на показаниях свидетелей и пояснениях специалиста представителю ответчика удалось убедить суд в отсутствии достоверных и бесспорных доказательств вины ответчика Б. в пожаре и причинении ущерба.

По окончании судебного разбирательства суд отказал страховой компании в удовлетворении иска и взыскал с неё в пользу Б. расходы на представителя и специалиста. Суд пришел к выводу, что суждение должностных лиц о вине Б., отраженное в материалах проверки по факту пожара и постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, носит предположительный характер; документы отказного материала и материалы гражданского дела не содержат доказательств, позволяющих сделать однозначный вывод о том, что пожар возник по причине самовозгорания автомобиля ответчика, при этом суд учел, что в ходе проверки возможность возникновения пожара по иным причинам не исследовалась. Апелляционная инстанция оставила решения суда без изменений.